Один знакомый критик непременный

Вы точно человек?

Ну что, братан, давай поговорим · Один знакомый – критик непременный · Одноклассники · Они вышли в рассветном тумане · Опять машину боком. Моя судьба за поворотом, Казалось бы — один шажок. Но снова не свершилось что-то, И я, как прежде, одинок. Расплескивая чувства щедро, Вокруг. Новая Русская Книга, №1 - Георгий Левинтон - Заметки о критике и в е годы он постоянно ругал меня, если верить общим знакомым). . злорадство и непременное отнесение всех ошибок на счет методологии.

Никакого другого объяснения их действиям и пристрастиям в науке и медицине, увы, не существует. Страсть к переодеваниям имеет и свое точное и четкое медико-психиатрическое обозначение обозначение. Процесс переодевания нередко является необходимым условием коитуса или мастурбации. Как правило, трансвеститы используют несколько предметов, а порой располагают целым гардеробом соответствующих вещей, включая парики.

К переодеванию готовятся заранее, годами тайком обдирая пуговицы со старушечьих ночнушек, ленточки с детских застиранных чепчиков и перышки с канареек. Очень исторично, при свете лучины деревянной иглой пришивают домоплетеные геральдические тесемочки к наследственным домотканым портянкам. Они покупают ее много, складывают в сарае, где и закрываются на ближайшие три-четыре года для ритуального плетения кольчуги.

Да и даже без особого скидывания гг. А потом, под ржание своих же товарищей, размазывают по лицу и кольчужному капюшону или гусарскому ментику свежий, ядреный навоз, требуя водки и грозясь несмотря ни на что однажды снова вскарабкаться в седло.

Вообще, во всем, что касается всякой первобытной мерзости, хамства, примитивизма, откровенного жлобства и тупости, реконструкторы очень-очень успешны. И особенно в отношении лошади, которая представляется им безответной. И успех их тем ценнее, что он происходит совершенно естественным путем.

Ну, почти так же сильно, как конный спорт. При этом каждое взгромождение реконструктора-трансвестита на любую лошадь гарантирует этой лошади либо усугубление уже существующих у нее травм и увечий, либо приобретение увечий новых. Это помесь тупости, грубости, дикарской жестокости и отсутствия даже самых примитивных навыков, даже по меркам покатушников и дремучих любителей из прокатов.

Выведя из исторической действительности все по-настоящему травмирующие типы ударов, запретив целую серию оружия, затупив и скруглив все, что возможно, на оставшемся они, тем не менее, не просто пытаются создать полный историчный доспех, но и очень легко, то есть, просто походя, отказываются от любой исторической правды, если таковая хотя бы чуть увеличивает риск увечья.

И все равно получают — по железным головам, по громыхающим туловищам, получают игрушечными своими мечами, размалеванными щитами, лошадиными копытами. Статья в виде сканов быстро разошлась по реконструкторским форумам и днявкамно, вопреки ожиданиям автора, вызвала не возмущениеа лишь насмешку: Напрасно мы точим ножи и клыки! Его это трогает мало. Воняет нещадно от каждой строки Зелёным старушечьим калом.

Оставьте, приятели, богу судить, Расстрел ему или плаха, Однако, не сможет никто запретить Вам дружно послать его на Невзоровский журнал, растеряв читателей, бесславно сдох в году в русскоязычном варианте. Но продолжает переводиться на другие языки, в мире много и других лохов. Поскольку его высеры мало кого интересуют, судя по каналу ТытрубыНевзоров решил пойти на известный всем шаг: Особенно доставляет пономарское чтение Невзоровым латыни с кривым произношением и неправильными ударениями.

Однако пипл и в этот раз не потянулся. В то же время, за свое бескомпромиссное разоблачение живодеров Невзоров полюбился ебанутым зоозаshitникам и недотраханным истеричкам. Гулливер попадает на некий остров, люди на котором деградировали до уровня отвратительных полуразумных животных, йеху. Через некоторое время Гулливер встречает утопическое, но не слишком замутнённое цивилизацией общество разумных лошадей, гуигнгнмов.

Пожив немного у последних, был выпровожен с острова как недостойный конюх, что позволяет питать определённые надежды относительно вероятной судьбы самого Невзорова. Свифт ставил своей целью тонко потроллить английское общество 18 века, которое погрязло в войнах и коррупции. Ну а Невзоров, как опытная журнашлюха, нашёл ему альтернативное применение. Адепты как бы сами приходят к мысличто если они ходят в конную школу, значит они йеху, которые мучают прекрасных, умных и добрых лафадок, находящихся в рабстве.

Критика и троллинг

После чего лошадей приходилось подолгу восстанавливать и приводить в порядок. Когда терпение спортсменов кончилось, Невзорову мягко было предложено никогда больше не появляться в спортивных конюшнях. С тех пор фюрер люто, бешено ненавидит спортсменов-конников в частности и стремится уничтожить конный спорт и всё с ним связанное в целом. Невзоровцы спортсменов-конников органически ненавидят. Это человек должен лошади за тысячи лет издевательств!!!!! Ну 1, тысячи рублей в месяц.

А есть конкретно долбанутые, которые точно так же держат лошадей. Кормят их, чистят, за место в конюшне платят. И при этом не катаются на них, никак вообще не используют. Просто общаются как с кошечкой или собачкой. Баттхерт поциента усугубляется тем, что большую часть своей зарплаты он таки действительно спускает на лошадь и непонятно что имеет с. Начать нахваливать колбасу из конины и другие блюда татарской кухни.

Для совсем толстых зеленокожих. Тонкий троллинг как всегда требует хорошего знания матчасти. Эти факты вызывают разрыв шаблона у большинства невзоровцев, свято уверенных в высоком интеллекте и глубокой порядочности лошади, превосходящих таковые у человеческого скота.

Ещё можно поговорить о том, какую роль лошади сыграли в развитии цивилизации, в военном деле, как хорошо лошади поработали на благо человеков, какое это трудолюбивое животное… По мнению невзоровцев лошадь работать не должна! Для разбирающихся в конном спорте можно аргументированно опровергать утверждения самого Невзорова.

Поскольку фимозг поциэнтов логику уже не воспринимает, их ответы будут образцом порядочности и конструктивного диалога. А он про лошадей ничего не писал? Зайцева с которым я, конечно, был и остаюсь несогласным во многих вопросах. Этот опыт "критики справа" в терминах А. Жолковского можно было бы не ворошить и не поминать, но в последующие годы нам стали преподносить его уже на правах "истории науки".

Несколько статей из "Метродора" перепечатал в году один из его участников - Д. Панченко11, несколько раньше он выступал на конференции по истории структурализма и рассказывал, как их всех таскали в КГБ; получалось так, будто таскали именно за антиструктурализм, так что С.

Даниэль вынужден был в ответ рассказать, как его таскали туда же за наше намерение сделать сборник структуралистов младшего поколения забавно вспомнить теперь, что инициатором этого сборника был И. Во всяком случае, в статье Панченко к политическим намекам не прибегал, хотя несколько перлов там найти можно, например в пересказе собственного выступления: Действительно, целых два мэтра, а разбирают один стишок какого-то Бодлера то, что с этой статьей яростно полемизировало первое поколение постструктуралистов, ему, видимо, осталось неизвестным.

Не буду разбирать те благоглупости, которые Панченко называет методологией, вывод статьи таков: Это трогательно "у меня в словесности большой неуспех"хочется поставить подпись "моська". Вывод этот безусловно наглядно доказывает, что автор имеет самое смутное представление о науке и ее истории. Конечно, теперь, когда структурализм похоронили все кому не лень впрочем, ничего сопоставимого и интересного взамен не предложивлегко "пророчествовать назад".

Представьте себе врача, который поставил летальный диагноз, а через много лет, когда пациент, дожив до глубокой старости, наконец умер, восклицает: В отношении политики гораздо дальше пошел другой метродоровец - Л. Жмудь, написавший мемуарную статью "Студенты-историки между официозом и либеральной наукой" Слова "либеральная наука" охватывающие всех тех, кого ругал "Метродор", но прежде всего - структурализм и Тарту в его устах означают "салонная, модная имитация науки" и это пишет классик!

Видимо, artes liberales ему незнакомы.

Вы точно человек?

Но это еще полбеды, главное, что эта наука политически подозрительна, недаром ее разрешали большевики, в отличие от нашего "Метродора". А вот я, Л. Жмудь кажется, что только один "я", без панченковского коллективизма - настоящий борец с большевизмом, прошедший застенки КГБ и медные трубы …! Считаться количеством допросов с Жмудем как-то неприлично, но для совсем неосведомленных напомню хотя бы про обыск в доме Лотмана.

Впрочем, этические качества статьи Жмудя, на мой взгляд, очевидны и без таких аргументов не нахожу приличных слов для ее оценкиопровергать ее противно и унизительно. Более показательна статья А. Гаврилова "[Структурализм и анаграммы]"13, в ней говорится не только об анаграммах, а обо всем на свете, в частности, потому что критик не обращает внимания на то, пользуется ли разбираемый автор словом анаграмма, но не только поэтому, а потому, что всякое лыко в строку - задача ведь в том, чтобы обличить структурализм, а не в том, чтобы изучить анаграммы которых к тому же вовсе нет Опустим малоубедительную критику анаграмматической концепции Соссюра, твердую уверенность, что критик "сам" до всякого анализа знает, каков смысл гомеровского текста, и вообще всю кашу из понятий и концепций, предвзятостей и недоразумений, которыми полна статья.

К числу совершенно постороннего "лыка" относятся и две страницы, посвященные комментарию ЮМЛ к "Онегину". Здесь много праведного гнева, "методологии", Бог знает чего, главный вывод, подкрепленный самыми велеречивыми методологическими пассажами, что "все это под силу только традиционной филологии". Но комментарий к "Онегину" в очень большой степени и есть традиционная филология! Но критик ведь комментария не видит, он точно знает: Лотман - это структурализм.

Значит, и виноват во всем структурализм. Да, объяснение реплики Каверина на "четверной дуэли" "Что, Вася, репка? Но критику надо найти методологическую вину. Вероятно, Гаврилов прав и в том, что "эпиграфы разбирать" относится к эпиграфам, а не к эпиграфике. Но почему ошибка в комментарии - а кто вообще видел комментарии без ошибок - объявляется методологическим пороком? Да потому, что этот вывод задан заранее! И тут надо отметить удивительную черту, то ли заложенную в самих текстах Лотмана, то ли общую для всех его критиков.

Это не только охота на ошибки и злорадство - в конце концов, "уесть" мэтра всякому лестно - но непосредственное выведение каждой опечатки из основных принципов структурализма.

Раз Лотман ошибся в комментарии - самом традиционном! Я не преувеличиваю, это была логика большинства критиков как старшего поколения, так и младшего. Повторяю, ошибки Лотмана искали охотно, азартно, в том числе и люди к нему доброжелательные. Прекрасный германист, к ЮМЛ хорошо относившийся, показывал мне один пример, где ЮМЛ не понял или упустил контекст сюжета стихотворения Гейне. Мой американский друг впоследствии много переводивший ЮМЛувидев в знакомом доме "Структуру художественного текста", злобно сказал: Менее понятно специфическое для этой ситуации злорадство и непременное отнесение всех ошибок на счет методологии.

Музей шансона :: Тексты песен :: Роман Юрченко :: Посвящение

В свое время в "Метродоре" напечатал статью о работах Лотмана Л. Лурье, в общем в эту группу не входивший. Примечательно, что им вовсе не двигала антиструктуралистская злоба, однако ход мысли у него был очень похожий. Он полемизировал со статьей, где речь шла об анализе мемуаров и о том, что исследователь, интерпретируя свидетельство иностранца, должен знать, о чем идет речь. Мемуарист пишет, что в такие-то годы в обществе очень любили Николая I, об этом свидетельствуют такие-то разговоры в таком-то салоне.

ЮМЛ пишет, что скорее всего мемуарист не понял разговоров или был намеренно введен в заблуждение, поскольку это салон оппозиционный и Николая здесь особенно любить не. Лурье отвечает на это, что Лотман не прав, потому что Николая в обществе действительно в это время любили, о чем свидетельствует Герцен. Во-первых, из свидетельства Герцена неправота ЮМЛ вовсе не следует: Во-вторых, даже если Лурье полностью прав, опровергает ли это ту простую мысль, что при интерпретации свидетельств иностранцев желательно знать описываемые ими ситуации?

Между тем такие замечания числом, насколько помню, два собираются в специальную статью, получающую методологический статус Anti-Lotman, и печатается она в антиструктуралистском журнале. Эта логика и эта психология напоминают давний эпизод. В начале х годов коллега из Тарту делала доклад в Пушкинском Доме, в аудитории довольно благожелательной.

Доклад был неудачный, при этом вполне традиционный. Все выступавшие в прениях а их по ленинградской традиции было много начинали так: Но ведь есть ярлык made in Tartu, значит, есть структурализм, даже если я его и не вижу. Эта логика присуща подавляющему большинству тех, кто так или иначе разбирал работы ЮМЛ: Эта логика делает критику работ ЮМЛ несправедливой, даже в тех случаях, когда конкретная ошибка в его тексте более или менее доказана или, по крайней мере, вероятна.

В общем, Эйнштейн на скрипке играл посредственно, а на "Санта Марии" была ужасная грязь на нижней палубе.

Музей шансона :: Роман Юрченко :: Радио "Шансон"

Жирмунский в последние годы жизни использовал как ругательство новое тогда слово хула-хуп. Будем считать, что дань мемуарному жанру отдана сполна. Он убедил меня в сугубо научной природе своей эволюции, но только на время нашего разговора, заочно - снова стали возникать сомнения.

Жолковский не только написал изысканное эссе о Якобсоне Мемуарные виньетки и другие non-fictions. Еще бы не сверху!